03:41:53 - 15.06.2021
03:41:53 - 15.06.2021
03:41:53 - 15.06.2021
03:41:53 - 15.06.2021

Белгородская черта: история, фортификация, люди

23:37:35 - 14.06.2021
0
27 Января 2021

Научно-популярный стиль изложения книги «Белгородская черта: история, фортификация, люди» позволит с головой погрузиться в события XVI – XVII веков: проскакать тысячи вёрст по следам степной татарской конницы на Муравском шляхе, стать свидетелем строительства городов-крепостей и ожесточённых боёв с черкасами и крымскими татарами. Архивные документы с подробными комментариями и расшифровки карт позволят почувствовать себя настоящим учёным-исследователем. Кстати, уникальные чертежи XVII века публикуются впервые.

Мы давно привыкли к мысли, что живём в стране, занимающей огромные территории: всю северную часть Евразийского континента. Между тем так было не всегда. Ещё в начале XVI века недавно возникшее единое Российское государство располагалось на сравнительно небольшой территории в междуречье Волги и Оки. Ещё ему принадлежали Новгородская земля, едва освоенные пространства европейского Севера, несколько смежных территорий, в совокупности менее одной десятой от площади современной России. Восточнее Нижнего Новгорода и южнее Тулы постоянно никто не проживал. И если на западном и северо-западном направлениях Российское государство имело границы с соседями, то на юге и на востоке границы России «обрывались в пустоту».

В первой половине XVI века эту огромную область современники называли Полем лесостепной и степной край, в то время совершенно не имевший постоянного населения. Археологи установили, что в домонгольское время на значительной части этих мест жили восточные славяне, но в эпоху ордынского господства коренное население сократилось, а к XVI веку, видимо, стало совсем немногочисленным и оставалось только в лесах у верховья Оки, Десны и Цны.

Дозорные отряды, которые называли станицами, высылались в степь ещё в середине XVI века. Из всех пограничных городов летом выезжало множество станиц, состоявших из 4-6 всадников. Они должны были постоянно осматривать степь на всем её пространстве вплоть до Северского Донца. Их основной задачей был поиск татарских сакм троп, оставленных отрядами кочевников. Определив примерную численность врагов и направление их движения, следопыты должны были как можно скорее сообщить о них. За две недели службы дозорные могли проезжать по 400-600 километров, а на смену вернувшимся домой сразу же отправлялись новые. Станичная служба неслась 1 апреля по 15 ноября и даже позже, и считалась почётной, тяжёлой и опасной.

В 1586 году вышел приказ о строительстве двух первых городов далеко в степи, «на Поле», Ливен и Воронежа. Спустя ещё десятилетие, когда татар удалось остановить лишь на подступах к Москве, появились Елец (1592), Кромы (1594), Белгород, Курск и Оскол (1596), Валуйки (1599), Царёв-Борисов (1600). Но построить города-крепости – это полдела. Необходимо было обеспечить обороноспособность границы. 


Для улучшения защиты страны необходимо было перекрыть укреплениями основные татарские шляхи Муравский, Изюмский и Кальмиусский – и соединить узлы обороны в практически непрерывную линию.

Белгородская черта – целая система разнообразных инженерных сооружений из земли и дерева (валы, засеки, надолбы, острожные стены), включала в себя естественные препятствия леса, реки, болота и топи. На реках, в местах бродов, укладывались дубовые колоды, набитые заострёнными кольями, в дно забивались заострённые дубовые брёвна. Грандиозным сооружением был земляной вал.


Его высота достигала трёх саженей, ширина у основания четырёх, а в своде одной сажени. Однако выше двух саженей вал строили редко, поскольку в этом случае он быстро осыпался. Вал укрепляли дёрном или «ослоняли» дубовыми брёвнами. С внешней, «крымской», или «полевой», стороны выкапывали ров глубиной 2-3 и шириной в 3-4 сажени, вынутая земля шла на сооружение вала. Правительство требовало делать «вал широк и высок, чтобы он был крепок и вперед прочен». Но укрепления быстро разрушались: вал осыпался и размывался по весне водой, ров заносило песком и грунтом, ослон подгнивал и вываливался, страдал от пожаров. Поэтому на Белгородской черте в течение всей второй половины XVII века не прекращались ремонтные работы. 


Главными узлами обороны Белгородской черты были города-крепости. Каждый город имел свой участок обороны, свою военную зону, которая смыкалась с зоной соседнего города. Черта делилась на 25 участков. При этом лесные засеки не были основным видом укреплений Белгородской черты, поэтому иногда встречающееся наименование «Белгородская засечная черта» не является правильным.

Города-крепости имели различную конструкцию укреплений. Например, земляные сооружения и деревянные стены высотой до 3-4 саженей. Стены могли быть «рублеными по-городовому» (стена состояла из деревянных срубов, поставленных вплотную друг к другу), по­строенными в виде прямого (стоячего) или косого острога. Стоячий острог самая распространённая конструкция деревянной стены на Белгородской черте. Главную часть конструкции составлял плотный ряд брёвен, вертикально вкопанных в землю. Брёвна изнутри скреплялись и оборудовались боевыми мостками так, что защитники крепости могли вести огонь с земли и с мостков. Для косого острога брёвна ставили не строго вертикально, а с наклоном в сторону крепости. Это не только затрудняло штурм, но и делало сооружение более экономичным и быстровозводимым. Стены косого острога поддерживались изнутри крепости небольшой насыпью, срубами в несколько венцов или же пристроенным к стене помостом («кроватями»), по которому к тому же могли передвигаться защитники крепости. 


Острожные стены и башни могли иметь обламы. По городским стенам возводились рубленые башни, чаще всего в четыре, реже в шесть стен. Башни были с 2-3 этажами («мостами»), обычно с шатровым верхом, крылись тёсом, могли быть глухими либо иметь проезжие ворота. Нередко для обеспечения крепости водой на случай осады устраивался «тайник» ров шириной около двух метров и такой же глубины с деревянным перекрытием, которое засыпалось сверху грунтом и маскировалось дёрном. Такой ход прокладывался вниз по склону крепостного мыса до уровня залегания грунтовых вод, а там выкапывался колодец.

Для сооружения укреплений требовалось большое количество строительных материалов, прежде всего деревянных. В среднем на одну башню уходило 700 гвоздей, 300 брёвен длиной более 6 м. На ослон одной сажени вала требовалось 14 брёвен, а на одну версту надолбов расходовалось около 2 500 брёвен. К примеру, в 1647 году на постройку Царёва-Алексеева потребовалось более 17 000 дубовых брёвен; для перестройки Белгорода в 1650 году 30 000 брёвен.
Два города на всей черте имели оборонительные комплексы сложной структуры. 

Первый Яблонов, где существовали две линии укреплений. Второй сам Белгород, военно-административный центр, по которому черта и получила своё название. 



Какие ещё оборонные пункты существовали кроме городов-крепостей? Правда ли, что в строительстве черты принимали участие жители различных регионов России, переселенцы из Речи Посполитой? А служилые люди должны были являться на строительство вооружёнными, а также со своими лошадьми, телегами, инвентарём и даже с запасом продовольствия на весь период работ? Обо всём этом и многом другом подробнее читайте в книге «Белгородская черта: история, фортификация, люди».

Появились вопросы?

Наши специалисты ответят вам в ближайшее время